Я привезла тебе сына. Вот, он уже сам ходит

868

Владислав широко улыбнулся: все шло превосходно. Он заключил очень выгодный контракт, теперь работы для фирмы хватит на более чем полгода. Впрочем, его дела в бизнесе и так достаточно успешны. Ближайшие коллеги и те завидуют, мол, как ему это удается? При нынешних обстоятельствах не очень легко разогнаться.

– Фортуна, друзья, фортуна. Надо ловить, пока кто-то другой не поймал, – отвечал уклончиво.

Впрочем, и друзья у Владислава были «нужные» люди. Потому что сейчас доверять особо некому. Сегодня друзья – завтра враги. И сам это пережил, и у других видел. Другое дело – женщины. Простые, доступные, не такие, как была его Ирина. Им можно и душу излить. Легко влюблялся, легко расставался.

Жена? Они давно чужие. Если честно, Владислав женился больше на ее деньгах и тестевой должности, что открывало двери к бизнесу.

Ирина же оценила его организаторские способности, которые уже в недалекой перспективе должны были развить этот бизнес. По крайней мере, Владислав так думал, точнее, пытался думать, потому что знал: Ирина все же любила его. В минуты нежности признавалась в любви, в том, что он – единственный и лучший мужчина в мире.

Но Владислав чувствовал: ему никогда не дотянуться до Ирины. До ее интеллекта, особого шарма и изысканности, но, в то же время простоты, к которой, как кто-то из мудрых сказал, не опускаются, а поднимаются. Не поэтому ли он завел интрижку со своей секретаршей?

Знал, Ирина непременно об этом узнает. Может, даже устроит скандал и тогда он скажет о том, что не все такие правильные, как она. Владислав ошибся. Ирина только насмешливо взглянула на него, будто ничего не произошло.

Однажды на одной из вечеринок он откровенно ухаживал за молоденькой женой известного, но уже в летах предпринимателя. Тот приболел и «юная леди» была на вечеринке одна. Ловил на себе интересующиеся взгляды присутствующих. Знал, что они направлены и на Ирину. Она же вела себя, будто все происходило как должное. Поддерживала разговор, шутила. Выбрала момент и подошла к ним, улыбнулась.

– Вам одной грустно, не так ли? – обратилась к женщине, которой он в течение вечера уделял внимание. – Влад интересный собеседник. Он любого может развлечь. Кстати, мы уже едем домой, у Владислава завтра утром ответственная встреча.

Можем вас подвезти, вы же, видимо, тоже спешите домой? Кстати, как здоровье вашего мужа? Передавайте от нас поздравления. Сказала это громко, специально, чтобы все услышали. Владислав был готов убить Ирину, но возразить не посмел. Наоборот, поддакнул жене. Дома пытался обнять Ирину.

– А ты правильно поняла: я действительно хотел «выручить» эту женщину. Она была такая одинокая…

– Ты хотел сделать больно мне. Тебе это удалось. Жаль только, ты не знаешь сам, что хочешь доказать.

Он не ожидал от жены этих слов. Откровенных и беззащитных. Ирина и тут победила, сказав правду. Наверное, еще один раз она была с Владиславом такой же откровенной. Когда возвращались из села, где жила его старенькая мама. Ирина сидела рядом задумчивая, сосредоточенная.

Держала в руках букет георгинов – мама щедро насажала их вокруг дома. Владислав и здесь не понимал жену – дома, возле их особняка целый розарий, а она везет эти простенькие цветы. Гнал изо всех сил машину – скорость была его страстью. Ирина положила руку ему на плечо.

– Не спеши. Помнишь, как ты впервые завез меня в деревню, к своей маме? Вообще, я хочу тебе что-то сказать.

Помнит. Но к чему эти слова? И он, и она знают: это было сделано больше для людей, для традиционного долга познакомить невестку со свекровью. Впрочем, может, он ошибается. Потому что Ирина как-то сразу нашла общий язык с его матерью. Вот и сейчас о чем-то доверительно шептались без него на кухне.

– Знаешь, о чем я подумала? О том, что твоя мама совсем старенькая, больная. Ей нелегко жить одной в селе. Давай купим ей квартиру в городе или вообще заберем к нам. Места хватит.

Он едва не съехал с дороги от неожиданности. Это уже что-то действительно новое.

– А кому она здесь, в городе, нужна? Да, мама пожилая. Сколько ей осталось… И тратить деньги на квартиру…

– Господи, как ты можешь? Неужели не боишься, что там, на небесах?

– Небеса глухи. И слепые, Ирина! Иначе…

Владислав не досказал, что иначе они, эти небеса, не допустили бы того, как он действовал в последнее время. Давно уже за спиной тестя и Ирины устраивал различные дела с выгодой только для себя. Открыл новую фирму на свое имя, забыв, что деньги – семейные. Впрочем, Ирина хотела что-то сказать…Но жена уже сидела далекая и чужая.

И только через месяц, когда Ирина подала на развод, Владислав узнал, о чем она хотела сообщить ему в тот день. Ирина ждала ребенка. Первым, кто узнал об этом, была его мама. Вот и пойми женщин…

Впрочем, будущий ребенок – еще не причина выселять его из квартиры. Он судился с Ириной за каждый сантиметр, точнее, с тестем, на которого был записан особняк. А если не хотят Владислава видеть, пусть компенсируют деньгами.

Относительно бизнеса, Владислав был спокоен – он давно взял на себя, что мог. Наконец, только доказал, что в одном ни тесть, ни Ирина не ошиблись – в его организаторских способностях. Подписанный контракт – еще одно яркое подтверждение этого. После такой удачи действительно можно расслабиться.

Даже поехать отдохнуть в какой-нибудь дорогой санаторий или за границу. Теперь он может себе что-то подобное позволить. А сейчас – к новой подружке. По дороге купил шампанское, конфеты. Мчался на своей роскошной иномарке, несмотря на поток машин. Когда-то Ирина просила его сбросить скорость.

Почему вдруг вспомнил о бывшей жене? Может, заехать? Знал, Ирина родила сына. Владислав его до сих пор не видел. Как-то позвонил, но наткнулся на стальной голос тестя.

– Ты получил все. Больше здесь твоего ничего нет, – вот что услышал в ответ. Нет и не надо. Почему вообще он вспоминает об этом? Если бы тогда Владислав выслушал ее… Нет, так не годится, прочь от воспоминаний, от сантиментов. Нажал на «газ», пошел на обгон. И только в последнюю секунду заметил, как на его легковушку, с не меньшей скоростью мчался грузовой фургон.

Очнулся в больнице.

– У вас есть кто-то из родных? Назовите адрес, телефон, – слышал далекий, будто из подземелья голос врача.

Родные? Мама… Господи, он и не вспоминает, когда был у нее. Нет, она совсем старая, ничем ему не поможет. Ирина? Теперь и она – чужая. Но у него по — настоящему больше никого нет. Подождите, что с его руками, со всем телом? Ни пошевелиться, а еще он ничего не видит.

– За вами нужен особый уход. Назовите хоть какой-нибудь телефон, – просил врач.

То, что в палату зашла Ирина, Владислав понял сразу: только она из его знакомых женщин пользовалась такими духами. Они пахли ивовой, кожицей мандарина и еще чем-то неуловимо свежим, весенним. Присела на краешек кровати.

– Не волнуйся, тебе нельзя. Хорошо, что ты назвал медикам мой адрес. Кстати, они уверяют: все будет хорошо. Руки-ноги тебе вылечат. Позвоночник не поврежден, значит, будешь ходить. Зачем эти слова? Он и сам это знает. Пусть лучше расспросит, что с его глазами?

Ирина уловила его мысль.

– Здесь сложнее. Врач говорит, поврежден нерв. Может, надо будет несколько операций. При необходимости – направят в столицу.

Владислав почувствовал: она встала.

– Еще придешь, Ирина?

– Не знаю. Я сделала все необходимое. Распорядились средствами для лечения, наняла тебе сиделку.

Время, казалось, тянулось бесконечно. Владислав пережил одну операцию, вторую, третью. Потом была столица, консультации разных медицинских светил. Все разводили руками: разве чудо и время вернут ему зрение.

Надо учиться жить заново. Главное-спокойствие, положительные эмоции. Легко сказать. После года мытарств дела в его фирме далеко не успешные, а если честно – никакие. Ни прибылей, ни новых контрактов.

– Поезжайте к маме. Вы говорили, она живет в селе. Там тихо, спокойно. Как раз то, что вам нужно. Отдохнете от больниц, затем направим вас в центр реабилитации, – советовал профессор.

Разве у него был выбор? Бродил по тропинкам маминого сада. Теперь только она, а еще палочка – его спутники. Он же ничего не видит. Действительно, над ним лишь слепые небеса. Кажется, Владислав произнес это вслух.

– Зачем о грустном? Гости у нас скоро будут, – то в ответ на его слова мама.

– Гости? Откуда? К нам же, кроме твоих соседей никто не приходит, мама.

– Не знаю. Но гости будут, потому что утром в дом залетела ласточка.

Как и тогда, в больнице, Владислав узнал духи Ирины. Слышал, как шла к нему между старых яблонь.

– Ты?

– И не одна. Я привезла тебе сына. Вот, он уже сам ходит.

Маленькая теплая ладошка коснулась щеки Владислава. Действительно или ему показалось, будто на мгновение, на долю секунды он увидел яркий солнечный свет, что пробивался сквозь голубое небо.

Источник